?

Log in

Предыдущий пост | Следующий пост

Айя София ТрапезундВосстановление церквей в Кромни

Хотя, как я упомянул, первая мечеть была воздвигнута в Кромни в 1815 году, первую церковь построили только 16 лет спустя явные христиане, которые начали селиться там в 1700-х годах, чтобы работать на шахтах. Эта церковь была построена во время правления султана Махмуда Хана II, который издал декрет, что разрушенные христианские церкви могут быть восстановлены. В области Кромни в деревне Саманандон все еще были остатки церкви 13 века, и криптохристиане вдохновили явных христиан написать султану петицию, чтобы он разрешил перестроить церковь.




Султан прислал свое одобрение в фирмане в 1830 году, там декларировалось, что «те, кто обратился и просил о реставрации разрушенной церкви в Сиаманли (Саманандон), епархии… после проверки моими официальными лицами это было подтверждено и установлено, что размеры церкви 27 на 30… На вопрос, возможна ли реставрация, ответ – да, но без права увеличить хотя бы на дюйм существующие размеры строения и без права получения хотя бы одной монеты или зерна пшеницы в качестве компенсации».

Церковь Св. Георгия была построена и освящена в 1831 году. Криптохристиане могли восхищаться ею, но не могли зайти внутрь, такое действие подвергло бы риску их тайну. Время шло. законы смягчались, явные христиане Кромни построили больше церквей, каждый раз при поддержке криптохристиан, которые помогали им, минимизируя оттоманскую реакцию. Таким образом. к концу века на каждом холме и вершине горы в Кромни была христианская церковь. Это было, как если бы наши подземные криптохристианские часовни подобно деревьям проросли распустились на поверхности земли.

Греческая революция

Во время правления султана Махмада ΙΙ (1808-1839) произошло первое из нескольких серьезных «землетрясений» в жизни криптохристиан. Первыми были новости в марте 1821 года, что греки Пелопоннеса, возглавляемые митрополитом Германосом из Патр и примкнувшие к ним другие жители Греции подняли восстание против оттоманского правления. Когда известие достигло Высокой Порты, и спящего султана разбудили, чтобы сообщить ему плохие новости, он, как утверждают, в ярости начал кататься по полу и кричать, что «не хочет знать никаких греков, только с отрубленными головами». Первым греком, казненным в отместку, был Константинопольский Патриарх Григорий 5, на которого возложили ответственность за бунт и повесили на воротах внутреннего двора Константинопольской Патриархии. В память о той трагической смерти эти ворота остаются навсегда закрытыми, до сих пор. Двенадцать других иерархов были лишены жизни по той же причине.

Когда турки Малой Азии услышали о греческом восстании, они отреагировали очень ожесточенно. Губернатор Трапезунда Хесреф Паша собрал городских явных христиан в цитадель Леонтокастро, намереваясь казнить их. Они были спасены только благодаря усилиям турецкого военного командира Паши Сатир Заде, который остановил несправедливое убийство. Хотя новости о Пелопоннесском восстании были встречены криптохристианами восторженно, радость была омрачена смертью патриарха. Криптохристиане Кромни старались быстро погашать попытки мусульманских соседей впасть в фанатизм и прияинить какой-либо вред христианам.

Вторым серьезным потрясением была Русско-Турецкая война 1828 года, когда русские завоевали Карс и Эрзерум на востоке, занимая территорию все ближе и ближе к Трапезунду и Аргируполису. Митрополиты Трапезунда и Халдии советовали своей христианской пастве подождать. Мулла Моласейман лично обходил дом за домом в деревнях Кромни, предупреждая криптохристиан не открывать свое вероисповедание. К сожалению, не все люди послушали его совета, и некоторые, предполагая. что русские пришли навсегда, открыто объявили себя христианами.

Когда через год война закончилась, по условиям мирного договора, русские войска должны были покинуть Понт. с ними в южную Россию последовали более двух тысяч новообращенных христианских семей, теперь подлежащих исламским наказаниям за отказ от веры.

Декрет Хатти Шериф и смерть Муллы Моласеймана

Взойдя на трон в 1839 году, султан Абдул Меджит I подписал декрет Хатти Шериф, сформулированный его министром иностранных дел и великим визирем Решидом Пашой, о том, что отныне османские христианские подданные свободны исповедовать свою веру, строить новые церкви, школы и другие учреждения. Неизвестно, было ли это вызвано желаниям следовать толерантной политике Мехмеда Завоевателя, или он просто хотел представить Османскую империю более цивилизованной в глазах Запада. В любом случае, прокламация была торжественно приветствована и каждой области, где только жили христиане, стали возникать новые церкви.

Снова церковные власти рекомендовали криптохристианам подождать и не открываться. Данный декрет касался только свободы вероисповедания для явных христиан, нигде не было сказано. что мусульмане могут оставлять свою веру и следовать другой. В теории, традиционный указ Малика ибн Анаса от 795 года гласил: Пророк Мухамед велел наказывать смертью за отступничество от Ислама.

Неопределенность продолжалась пять лет, церковные иерархи в Турции с большим трудом противостояли аресту и заключению в тюрьму нескольких армян-криптохристиан, которые открыли свою веру. Такое же дело имело место и в Трапезунде, где в 1843 году христианин армянин ждал суда.

В Кромни и в других криптохристианских областях муллы-священники должны были как-то расчистить ситуацию. В Кромни теперь было множество прекрасных церквей. построенных явными христианами, но криптохристиане не могли их посещать и неохотно продолжали молиться в своих подземных часовнях. В 1843 году кромниоты настояли, чтобы Мулла Моласейман, 83 лет, но все еще активный и в добром здравии, признанный представитель криптохристиан Кромни отправился в Трапезунд на тайную встречу с митрополитом Константином III, чтобы обсудить положение дел.

В это время губернатором Трапезунда был Осман Паша (1839-1843) – не тот, который спас христиан в 1921 году. Мулла Моласейман прибыл в город накануне Пятидесятницы, остановившись со своим братом в Трапезундском предместье Молосе. Митрополит был оповещен о его прибытии, и на их встрече мулла объяснил, что криптохристиане становятся нетерпеливыми и он больше не может нести ответственность за сохранение их тайны. Митрополит и мулла согласились подождать решения суда по делу армянина, в любом случае кромниоты ничего бы не предприняли до возвращения муллы. На Пятидесятницу мулла служил литургию в тайной часовне в доме в Молосе. в сопровождении семей своих двух братьев и родственников криптохристиан из Трапезунда. Он причастил их и посоветовал каждому лечь спать пораньше, так как на следующий день был Понедельник Святого Духа, спать нельзя было весь день в честь сошествия Духа Святого.

В понедельник утром мулла, который намеревался служить литургию в доме своего другого брата в Кемеркая, был разбужен как и весь остальной Трапезунд городскими глашатаями, сообщавшими новость, что бедный армянин был осужден на смерть предыдущей ночью. На Османа Пашу, который, как было сказано, старался предупредить подобный вердикт, было оказано давление (или шантаж) членами исламского суда, и он в конце концов отступил. На рассвете, во время Пиршества Святого Духа армянин был повешен.

После стольких лет ожидания трагическое решение суда и крах всех надежд оказались бОльшим, чем смог вынести Мулла Моласейман. Закричав «Воды, воды!» он упал и умер. Он умер, а мечта всей его жизни - служить открыто в церкви перед Богом и людьми так и осталась неосуществленной.

Митрополит, который был немедленно оповещен, послал священника, чтобы провести похороны по христианскому обряду в доме брата муллы в Кемеркая в присутствии его родственников. Между тем в Молосе подготавливались официальные «мусульманские» похороны, с омовением в горячей воде специально назначенным мусульманской общиной человеком. Так как он официально был мусульманским муллой, службу проводили в мечети, на похоронах присутствовало много мусульманских официальных лиц. Похоронили его на мусульманском кладбище.

С известиями о повешении армянина и внезапной смерти Муллы Моласеймана христианское сообщество замерло. Даже энтузиасты больше не говорили об открытии своей веры. Осман Паша умер, все считали. что его подпись на приговоре армянину оказалась слишком тяжела и убила его. Со смертью армянина турецкий экстремизм уменьшился, и даже в мусульманском сообществе стали критиковать отсутствие свободы вероисповедания.

Криптохристиане, много лет посещавшие мусульманское кладбище, шептали поминальные молитвы у могил Муллы Моласеймана и других своих родственников. Позже, когда они открылись, этого больше не допускалось, так как мусульмане не хотели, чтобы христианские молитвы звучали над могилами их «мусульманских» предков.

Если вы поедете в Турцию сейчас, вы можете зайти на мусульманское кладбище, даже если вы не мусульманин. В то время, конечно, если вы явный христианин (или позже, когда перестало быть опасным для криптохристиан открывать свою веру), вам бы не было дозволено молиться на могилах, где похоронены ваши «мусульманские» предки, не было бы дозволено даже войти на кладбище. Конечно, случалось, что некоторые очень бедные трапезундские семьи строили свои дома вплотную к городской стене, смотрящей на кладбище, таким образом, они экономили на постройке одной стены. Моя бабушка Афродита помнит, что они приходили в один из таких двухэтажных домов, принадлежавший одной пожилой армянской вдове, и та за небольшую плату разрешала им читать поминальные молитвы у окна, которое было как раз напротив могилы Муллы Моласеймана. Эти женщины, специально приходившие в Родительскую субботу, были настоящими носителями веры, искренне выполняли свои обязанности по отношению к Богу и к своим любимым покойным.

К сожалению, это кладбище было разрушено русскими, когда они в 1916 году заняли Трапезунд и продлили средневековую дорогу, проходящую через город, чтобы жители предместий могли сразу проходить в город, а не идти вокруг стены. Старое кладбище находится сейчас под улицей Марас от главной площади к новым воротам.

Закрытие шахт

В 1843 году, когда в Южной Африке были разведаны новые запасы золота и серебра, цена золота на мировом рынке упала в десять раз. Султан мог приобрести эти драгоценные металлы за меньшие деньги, чем расходовались на содержание рудников в Турции, и шахты в Кромни стали закрываться. К 1854 году многие кромниоты эмигрировали в Батум и другие города на русском побережье Черного моря, где они могли свободно исповедовать христианство. Другие отправились на работу в Армению на медные шахты в небольшой деревне Аллаверды («Бог дает» в переводе), где греки проживают и по сей день. Большинство людей, которые осталось, сменили свой род занятий на производство и продажу металлоконструкций.

Некоторые из тех, кто решил остаться в Османской империи ушли работать на другие шахты в Малой Азии – в Киликию и Ак Даг Маген, в то время как другие кромниоты полностью сменили свои профессии, и в Трапезунде и в близлежащих деревнях работали строителями, плотниками, сапожниками, портными, кузнецами, пекарями, мастерами медных дел, мельниками и т.д. Быть криптохристианином в больших городах представляло бОльшую опасность из-за бОльшей вероятности обнаружения.

Вера открылась: Хатти Хумаун

Под давлением христианской Европы 17 февраля 1856 года, 17 лет спустя после публикации декрета Хатти Шериф, Султан Абдул Меджит I подписал декрет Хатти Хумаун, гарантировавший каждому подданному Османской империи свободу вероисповедания и безопасную возможность сменить веру. (Мотивы Европу оказывать это давление были только частично альтруистскими. Давлением на Султана они также стремились ослабить влияние России на христианские меньшинства в Турции.) Тем не менее, он подписал декрет при полном неведении значительного числа криптохристиан, ждавших возможности открыть свою веру. Рассудительно осторожные, какими им и следовало быть, понтийцы криптохристиане не спешили заявлять о своей вере. Первым был «мусульманин» привратник Итальянского консульства Пехлил Текироглу. Обосновывая свое решение декретом Хатти Хумаун, он раскрыл, что он христианин, своему начальнику, итальянскому консулу Фабри, который сперва ему не поверил, но, однажды убежденный, поддержал Пехлила в стремлении открыть свою веру, обещая свою поддержку. Пехлил пошел к губернатору Трапезунда Хайредину Паше и потом явился перед полным собранием в Идар-и-Меджлеси, мусульманском суде, 14 мая 1856 года. Три раза Хайредин Паша спрашивал его. во что он верит, и каждый раз Пехлил признавал, что он крещенный христианин по имени Петрос. Без всяких дальнейших формальностей Хайредин Паша признал его христианином с именем Петрос Савва Сидиропулос. Один такой человек должен был показаться аномалией, возможностью показать широко распространенную толерантность. Хайредин Паша решил, что это капля в море. В то время Константин III все еще был митрополитом Трапезунда, и в марте 1857, год спустя после открытия Петра Сидиропулоса, 150 криптохристиан, сельских лидеров пришли в монастырь Теодокепастос в Трапезунде и в церкви поклялись открыть свою веру и оставаться верными перед лицом изгнания или смерти. Они подписали письменную клятву, провели собрание и назначили двух представителей, одним из которых был Петр Сидиропулос, другой – Димитриос Воскопулос, чье мусульманское имя было Сулейман. Сидиропулос и Воскопулос отправились в Константинополь и прошли по всем европейским консульствам, представляя свою резолюцию. За единственным исключением все консулы оказались глубоко заинтересованными принять резолюцию и обещали поддержку. Единственным, кто отказал, оказался английский консул А. Стивенс, который посчитал их лжецами и оппортунистами, ищущими способ избежать службы в османской армии после закрытия шахт, о чем и сообщил в докладе Посольству Британии в Константинополе. (В своем отчете 1857 года Стивенс цитировал текущую статистику 55 деревень в районе Кромни: 9535 мусульман, 17260 недавно открывшихся криптохристиан и 26960 явных христиан. В подсчет мусульман могли также входить и криптохристианские деревни и семьи, те, кто еще не открыл свою веру. Год спустя епископ Севаста Гервасиос дает статистику в 25000 открывшихся криптохристиан по всей Малой Азии. Окончательное количество открывшихся криптохристиан окажется значительно больше, так как процесс открытия шел вплоть до 1911 года. Учета многочисленных поколений криптохристиан, предшествовавших декрету Хатти Хумаун, не существует.)

Такое массовое открытие христиан имело эффект разорвавшийся бомбы для Османского Двора. Государство стало называть криптохристиан Тенесюр Рум («греки, которые отказались»). Первоначально турки отнеслись к этому с иронией. В Трапезунде ходила прибаутка об Узун Сокаке, главной торговой улице города: «Узун Сокак наполнился грязью, кромниоты стали неверующими». После открытия христиан турки стали называть Кромни Кучук Юнистан («Маленькая Греция»).

Потом началась реакция: оттоманские власти стали регистрировать вновь открывшихся криптохристиан под двумя именами, мусульманским и христианским, и, так как шахты закрылись, призывать их на военную службу. Немусульманам никогда не разрешалось служить в Османской армии, вместо этого они платили специальный налог. Однако, если бывшие криптохристиане регистрировались под мусульманским именем, и не было больше освобождения от призыва из-за работы на шахтах. их могли вооружить против их соседей христиан, служба в мусульманской армии считалась предательством и отступничеством. В дальнейшем детям открывшихся криптохристиан не разрешалось наследовать собственность, принадлежавшую их «мусульманским» родителям.

Чтобы избежать этих наказаний, открывшиеся криптохристианские семьи стали посылать свои новообразованные брачные пары в Южную Россию и Грузию основывать семьи в свободном христианском государстве. Другие позже уехали в Карс и Батум, контролируемые Россией. К 1910 году в Понте осталось только незначительное количество криптохристиан, в то время как количество явных христиан постоянно росло. Ставри было последним криптохристианским селом в районе Кромни, его жители открылись только в 1911 году, к этому времени в Турции уже было конституционное правительство. Разозленные турецкие власти спрашивали: «Где вы были так долго?» Казалось, что вот-вот открытие жителей Ставри будет иметь неприятные последствия, но, склоненная под европейским давлением Турецкая Национальная Ассамблея приняла резолюцию, признающую деревню христианской. Сейчас я хочу рассказать один случай, чтобы завершить повествование об этом периоде. Во время первой волны открытий криптохристиан, в каждой области, где они жили, создавались специальные комитеты. Комитет возглавлялся мусульманским администратором, представителем правительства, в него также входили полицейский и представитель Греческой Церкви. Каждый житель деревни являлся в свой комитет, декларировал свою веру, свое настоящее имя и регистрировался как христианин.

Один такой комитет действовал в Дзевилуке, в 27 километрах от Трапезунда, где в определенный день криптохристиане из окрестных деревень должны были явиться и зарегистрироваться. К полудню очереди уменьшились, и с наступлением темноты был выслушан последний заявитель. «Итак, мы закончили», - сказал полицейский, закрывая книгу. «Давайте подождем еще немного», - ответил Мулла Ваизоглу, османский администратор, - «чтобы быть уверенными, что больше никто не придет». Прошло некоторое время, но никто не заходил. Тогда мулла встал и сказал: «Зарегистрируйте и меня. Я – Георгий Кириттопулос, священник из Капику». Сегодня потомки этого человека живут в Северной Греции в Козани и в Кавале, их фамилия происходит от греческого Кирикс, «тот, кто молится».

Мы не можем недооценивать важность этих мулл-священников, которые внешне возглавляли свои общины, как благочестивые мусульмане, храня живыми свою тайную христианскую веру и традиции. Тонья и Оф, две изначально криптохристианские грекоговорящие области, не имевшие собственных священников, уступили свою христианскую веру Исламу задолго до открытия 1856 года. В невежестве и мраке веков только Христос через свое духовенство мог поддержать дух и души этих простых крестьян, сохранить веру, как яркое пламя, горящее в их сердцах.

Конец.

От себя добавлю, что в Понте и по сей день есть христиане, как тайные, так и явные, имеют двойные имена. Не знаю насчет домашних часовен, но действующей Православной церкви в Понте нет ни одной, а в развалинах старых понтийских церквей можно видеть оплывы от свечей. Живущие в Турции явные христиане и по сей день имеют проблемы на работе, в образовании, при службе в армии. Вот так вот.

Криптохристиане Понта часть 1, часть 2, часть 3, часть 4
Оригинал взят здесь



promo kromni july 6, 2020 22:42 435
Buy for 10 tokens
Дорогие гости Черногории! Предлагаю Вам свои авторские индивидуальные экскурсии - совершить увлекательное путешествие по этой удивительной и красивой стране. Я живу здесь уже больше восьми лет, обошел практически все известные достопримечательности, а также места, куда не ступала нога не только…

Profile

основной
kromni
Алексей Коимшиди
Съемка квадрокоптером в Черногории.

Latest Month

July 2017
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Tags

Powered by LiveJournal.com