?

Log in

No account? Create an account

Предыдущий пост | Следующий пост

История понтийской семьи Дионисиади
Продолжение истории семьи Александра Николаевича Дионисиади.


После объявления приговора отцу наступила хоть какая-то определенность и даже можно сказать, что стало немного спокойнее: ведь отца не расстреляли, как многих греков, арестованных во время «Греческой операции», и хотя его отправили в лагеря в такие отдаленные края, что мало кто о них до этого слышал, но тем не менее сохранялась надежда, что через 10 лет, а может быть и раньше, он вернется, и все будет как прежде… Если бы мы тогда знали, что это были за 10 лет колымских лагерей…
Мама с бабушкой стали потихоньку обустраивать нашу «жизнь без отца». Жили скромно, но не голодали. Мама постепенно продавала свои драгоценности, которые чудом не обнаружили во время ареста отца. Бабушка Виргиния жила любовью и заботами о внуках и только по ночам тайком от мамы плакала в подушку.
Казалось, что жизнь как-то стабилизировалась, но Молоху сталинской системы было мало одной жертвы от нашей семьи…
В начале 1939 г. бабушку Виргинию пригласили в НКВД и сказали, что ее сына по всей вероятности депортируют как иностранно подданного в Грецию, и что ей лучше уехать туда и ждать. При этом «доброжелательно» намекнули, что они люди подневольные, и никто не может предугадать, какие решения будут приняты в Москве относительно оставшихся пока на свободе членов семей «врагов советского народа»…
Выбора у бабушки не было. С одной стороны, возможность воссоединения семьи в Греции, где к тому времени жила вся ее родня и Д. Парцалидис (она не знала, что тот уже арестован). С другой, разлука с любимыми внуками и невесткой, к которой она успела привязаться. Несмотря на плохое знание русского языка и от этого трудности в общении, у Виргинии было много друзей. Надо сказать, что она очень нравилась не только маминой родне, но и всем, кто ее успел узнать, особенно нашим соседям, а беда, свалившаяся на ее голову, сделала отношение к ней еще более теплым и сердечным.
В твердой уверенности, что семья воссоединится в Греции, она решила забрать с собой все, что было можно, и в первую очередь швейную машину Зингер. Она умоляла мать отдать ей с собой хоть одного из трех внуков. Больше всего она любила самого старшего – Лазика, которому было уже 8 лет, и он довольно прилично понимал понтийский диалект греческого языка. Кстати, только он и запомнил ее очень хорошо. Но взять она была бы рада любого из нас. «И тебе будет легче прокормить двоих и мне будет утешение, пока вы не приедете», - говорила она. Но какая армянская мать добровольно отдаст свое дитя… Я не помню такого эпизода, но бабушка в одном из своих писем вспоминала, что я готов был отправиться вместе с ней в Грецию и даже побросал свои вещи в ее сундук. И она, чтобы избежать душераздирающих сцен при расставании, вынуждена была уйти не попрощавшись со мной и не поцеловав меня на прощание. Это мучило ее долгие годы…
Отчаявшись, на память о внучатах она взяла в Грецию снятые с нас маечки, навсегда сохранившие, как ей казалось, тепло и запах наших тел...
Проводы корабля из Батумского порта были бы достойны пера Эсхила. Люди в толпе теряли сознание, были и летальные исходы, кто-то бросался в море с уже отчалившего парохода. Мама видела все это своими глазами и не могла забыть до самой смерти.
Таких несчастных, как моя бабушка, были сотни. Они оставляли своих отцов, мужей, детей в сталинских застенках и уезжали, чтобы больше их не увидеть. По данным, Ивана Джухи, которого я уже не раз цитировал, за 1938-1939 гг. из СССР в Грецию было отправлено в общей сложности около 10.000 греческо-подданных. За каждым из них своя трагическая история разрыва семейных, дружеских и прочих человеческих связей.
Несмотря на горечь расставания, никто из нас в тот момент не мог предположить, что мы никогда больше не увидимся.
Вскоре после приезда Виргинии в Салоники началась Вторая мировая война и она попала, как говорится, «из огня да в полымя». Надежда бабушки на освобождение ее сына и воссоединение семьи рухнули. Жизнь ее превратилась в кромешный ад, который не сравнить даже с нашими муками. Мы хотя бы были вместе, и хоть какие-то весточки доходили об отце, а она лишилась самого главного – надежды. Лично я понял всю глубину трагедии моей бабушки, когда сам обзавелся внуками и попробовал себе представить ее душевное состояние.
С 1940 г. Греция была активно вовлечена в военные действия и поначалу удачно отражала атаки итальянской армии, но уже весной следующего 1941 г. была оккупирована немцами. Салоники не раз подвергались бомбардировкам, оккупация привела к страшным последствиям – люди гибли от бомбежек, от голода, от репрессий (было уничтожено почти все еврейское население города). Так продолжалось до освобождения Греции осенью 1944 г. Да и потом было не лучше: страна в состоянии гражданской войны, экономический коллапс…
Бабушка стойко сносила все тяготы военной оккупации и после оккупационного времени, но была совершенно беззащитна перед страхом за нас, перед неизвестностью, что с нами и с отцом. С началом оккупации переписка практически прекратилась. Позже она писала: «Шесть лет войны истощили мое терпение и мужество, сама удивляюсь, как вынесла все это. Но иногда такая тоска меня охватывает, что, как увижу детей, похожих на вас, то останавливаю и разговариваю с ними, а они смущаются и смотрят на меня. Если бы хоть кто-нибудь из вас был рядом, я бы знала, для чего живу и работаю». В Афинах, Салониках, Кавале, Флорине, Драме жили ее сестры и брат с семьями и родственники по линии Дионисиади. Они не забывали о ней, всячески старались ее поддержать, так что нельзя сказать, что она была одинока. Но как она сама признавалась: «Нигде не могу я обрести покой. Только оставаясь одна в своей комнате и смотря на ваши фотографии, я нахожу утешение». Когда совсем становилось тоскливо, она с головой уходила в работу – шила и перешивала старые вещи на той самой швейной машине Зингер, которую вывезла из Тбилиси. Работа, кроме того, давала ей возможность не зависеть финансово от родственников, снимать комнату в центре города и после войны иногда пересылать нам посылки с одеждой. Когда она не работала, то часто гуляла по набережной. Для нее это было особое место, она даже нам открытку прислала с видом на Леофорос Никис и приписала, что это ее любимое место прогулок. Конечно, ведь ее родной Трапезунд и вторая родина – Батуми тоже были расположены на берегу моря… И может быть, когда она гуляла по набережной, у нее возникала иллюзия, что Море (хотя и совсем другое) скорее не разъединяет, а связывает ее с той прежней жизнью, с нами…
Первую весточку от бабушки мы получили в феврале 1944 г. Судя по письмам, почти до конца 1945 г. она наших ответных писем не получала. Всего осталось 10 ее писем и несколько открыток, почти все за период – начало 1946 г. – весна 1948 г. Письма и открытки написаны на греческом языке, ровным красивым, я бы сказал, каллиграфическим почерком. Но за этими ровными строчками в каждом письме сумбур чувств, боль и тоска разлуки и робкая вера в возможность воссоединения семьи на греческой земле. Многие строчки размыты и их трудно разобрать. Так что письма в самом что ни на есть прямом смысле омыты слезами.
После войны, когда связь с нами более или менее наладилась, и особенно после освобождения отца, она опять начала жить надеждой на встречу с нами. «Надеюсь, что, если Судьба и Война нас разлучила когда-то, сейчас Судьба и Мир снова нас сведут». В апреле 1948 г., после того, как Виргиния получила долгожданную новость о возвращении своего сына и вслед за ней его собственноручно написанное письмо, она написала, что родственники начали хлопотать о получении разрешения на приезд нашей семьи в Грецию. Но предчувствие, что встреча, если и состоится, то очень нескоро, не покидало ее. В марте 1947 г. она пишет: «Девять лет подряд вдали от родных сердце мое было тверже железа и стали, но в этом году я стала бояться, что мне еще лет девять придется ждать, а ведь мои годы уходят безвозвратно». Бабушка оказалась провидицей: мой отец первый раз приехал в Грецию в конце 1955 г., т. е. почти через девять лет после написания этого письма и через год с небольшим после смерти бабушки…
Встретившись со своими греческими родственниками, отец, наконец, узнал, как жила мать все эти годы. В середине 1949 г. узнав о новом аресте своего сына и бессрочной ссылке в Сибирь, она погрузилась в депрессию, из которой уже не выбралась… Последние годы бабушка почти ничего не ела, много курила и пила крепкий кофе. Стала понемножку выпивать. Всю жизнь она хранила под подушкой увезенное наше нательное белье, доставала его, гладила, нюхала и даже разговаривала с ним. Постепенно она стала терять разум. Слава Богу, родственники не оставили ее, последнее время она жила у своего брата. Бабушка умерла 27 сентября 1954 г., ей было не так уж много лет – 71.
По греческому закону бабушку захоронили во временную могилу, через 3 года надо было выкупить участок или же в противном случае останки должны были перезахоронить в общую могилу. К счастью, отец к этому времени смог сам отдать последний долг своей матери. В 1957 г. он специально приехал в Грецию, чтобы перезахоронить останки на купленном участке кладбища в пригороде Салоников, в районе Каламарья. К сожалению, он не только не оставил документов на участок, но и толком не объяснил, где находится могила. Он не придавал этому значения: ведь вскоре он собирался повезти нас в Грецию и хотел сам показать нам могилу бабушки… Но не довелось…
С конца 80-х годов, когда, наконец, мне разрешили выехать за границу, меня неотступно преследовала мысль, что я должен приехать в Салоники и разыскать могилу бабушки. К этому времени из трех внуков бабушки в живых остался только я: младший - Дима погиб в 1957 г., а старший – Лазик умер в 1977 г. Так что для меня найти могилу бабушки и почтить ее память было не только долгом перед Виргинией, но и долгом перед рано ушедшими братьями…
Такая возможность появилась только в 1995 г., когда я перебрался в Грецию на ПМЖ (постоянное место жительства). Приехав в Салоники, я отправился на кладбище в Каламарью и с большим трудом, но все же нашел могилу. И тут сердце мое сжалось от вида запустения: покрывающая могилу плита из белого мрамора провалилась в осевший грунт и образовала воронку, которая была заполнена каким-то мусором. Но в тот приезд в Салоники мне ничего не удалось сделать: не было ни времени, ни денег, ни знания языка. Я вернулся в Афины, где в то время жил, но жуткая картина неухоженной могилы все время стояла перед глазами. Только через полгода я смог опять приехать в Салоники и на этот раз привести могилу в порядок. Огромный камень свалился с моих плеч…
Кроме писем от бабушки остались только маленькая иконка-складень и полуистлевшая тетрадь стихов, которую я в 1999 г. передал в дар музею Центра по изучению культуры греков Причерноморья в Салониках, располагавшемуся совсем недалеко от кладбища, где она нашла последнее успокоение.
А еще осталась наша светлая память о ней…

Фотография, сделанная на память перед отъездом Виргинии.
Слева направо: младший брат Дима, бабушка Виргиния, я (Алик), мама Евгения, старший брат Лазик


Виргиния. В последние годы жизни


Салоники. Набережная Никис

Одно из писем.



Добавить в друзья - подписаться на обновления

Comments

Page 1 of 2
<<[1] [2] >>
lareina
May. 21st, 2014 01:06 pm (UTC)
как изменились Салоники...
kromni
May. 21st, 2014 05:07 pm (UTC)
И мне кажется - не в лучшую сторону.
h_e_l_g_a_a
May. 21st, 2014 04:07 pm (UTC)
Доброго вечера) какие старые фотографии
kromni
May. 21st, 2014 05:12 pm (UTC)
Добрый вечер!
Старые фото тем и ценны, что их не очень много
(no subject) - h_e_l_g_a_a - May. 21st, 2014 05:13 pm (UTC) - Expand
arega
May. 21st, 2014 04:42 pm (UTC)
спаcибо!
galeneastro
May. 21st, 2014 04:49 pm (UTC)
Да, такая судьба... На фотографии одни только женщины с детьми...
kromni
May. 21st, 2014 05:13 pm (UTC)
Увы... Мужчин забрал монстр.
azima7
May. 21st, 2014 05:12 pm (UTC)
Добрый вечер.
Могу себе только представить состояние бабушки.Тоска,боль и одиночество - это страшно!
kromni
May. 21st, 2014 05:14 pm (UTC)
Страшно - не то слово! 20 век - самый жестокий, наверное, в истории был, столько горя людям!
abradoks
May. 21st, 2014 07:20 pm (UTC)
Да уж. Кто бы сказал, что в 21 веке это все может повториться..
kromni
May. 21st, 2014 07:21 pm (UTC)
А что в 21 веке?
(no subject) - abradoks - May. 21st, 2014 07:23 pm (UTC) - Expand
(no subject) - kromni - May. 21st, 2014 07:26 pm (UTC) - Expand
(no subject) - abradoks - May. 21st, 2014 07:56 pm (UTC) - Expand
(no subject) - moskray - May. 21st, 2014 09:22 pm (UTC) - Expand
(no subject) - kromni - May. 22nd, 2014 08:35 am (UTC) - Expand
(no subject) - moskray - May. 22nd, 2014 12:28 pm (UTC) - Expand
(no subject) - kromni - May. 22nd, 2014 02:22 pm (UTC) - Expand
shatff
May. 21st, 2014 07:27 pm (UTC)
Печальная история... но какая-то... светлая, что ли, пи этом...
kromni
May. 21st, 2014 07:38 pm (UTC)
Светлые чувства.
vpervye1
May. 21st, 2014 07:57 pm (UTC)
так жалко их всех...
kromni
May. 21st, 2014 08:19 pm (UTC)
Таких судеб очень очень много....
(no subject) - vpervye1 - May. 21st, 2014 08:34 pm (UTC) - Expand
(no subject) - kromni - May. 21st, 2014 08:39 pm (UTC) - Expand
(no subject) - vpervye1 - May. 21st, 2014 08:42 pm (UTC) - Expand
(no subject) - kromni - May. 21st, 2014 08:47 pm (UTC) - Expand
esyakov_oleg
May. 21st, 2014 08:16 pm (UTC)
Добрый вечер!
Тяжелая история!
kromni
May. 21st, 2014 08:20 pm (UTC)
Добрый вечер!
Да не то слово!
(no subject) - esyakov_oleg - May. 21st, 2014 08:25 pm (UTC) - Expand
1_4all
May. 21st, 2014 08:42 pm (UTC)
Если бы старые фотографии сами умели говорить...
kromni
May. 21st, 2014 08:47 pm (UTC)
Они умеют!
moskray
May. 21st, 2014 09:23 pm (UTC)
История с могилой бабушки - оч. достойный пример правильного отношения к захоронениям прародителей.
kromni
May. 22nd, 2014 08:37 am (UTC)
Да.
natagri
May. 21st, 2014 09:37 pm (UTC)
Спасибо тебе, молодчина, что рассказываешь эту уникальную историю...
kromni
May. 22nd, 2014 08:38 am (UTC)
Мне - не за что. Спасибо автору. Я только помогаю в меру своих сил донести эту историю до более широкого круга читателей.
otevalm
May. 22nd, 2014 05:25 am (UTC)
Спасибо за эту печальную историю, надо помнить обо всем...
kromni
May. 22nd, 2014 08:42 am (UTC)
Спасибо автору. Помнить нужно, только, глядя на то, что творится сегодня, многим память - не урок.
(no subject) - otevalm - May. 22nd, 2014 10:19 am (UTC) - Expand
leghe
May. 22nd, 2014 09:16 am (UTC)
Трагедия целого народа. Бедная бабушка!
kromni
May. 22nd, 2014 02:12 pm (UTC)
Не хочу говорить о судьбе, не верю в нее, но здесь нечто - избежать турок и попасть под каток Сталина...
(no subject) - leghe - May. 22nd, 2014 04:36 pm (UTC) - Expand
(no subject) - kromni - May. 22nd, 2014 06:23 pm (UTC) - Expand
(no subject) - leghe - May. 22nd, 2014 06:26 pm (UTC) - Expand
grazy_gunner
May. 23rd, 2014 08:06 am (UTC)
Очень интересно
Page 1 of 2
<<[1] [2] >>

Profile

boat, kromni
kromni
Алексей Коимшиди
Съемка квадрокоптером в Черногории.

Latest Month

September 2017
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Tags

Powered by LiveJournal.com